Погоня

Автор работы

Никита
Шубин
15 лет
Номинация: 
Проза на русском языке
категория от 14 до 17 лет

Семианское государство, или то, что называли им, пало сорок лет назад. Основной причиной этому стало даже не вторжение фохианских войск, а непрекращающаяся грызня между разными республиками, транс-системными государствами, коалициями и конгломератами планет. После разрешения конфликта, историки и культурологи по крупицам восстановили семианскую культуру, которая была почти полностью уничтожена в постоянных войнах. Фохиан поступил как заботливый родитель. Раздал подзатыльники дерущимся братьям и починил всё поломанное за время конфликта.

Однако фохианские безопасники не смогли предотвратить исчезновение корабля с передовыми разработками и петабайтами информации, гордости семианских социологов, многолетние изучения общества и того, как надо его правильно строить. В семианском понимании, разумеется. Как оказалось, эту задачу выполнить не трудно, достаточно пресекать любые ростки способности мыслить у каждого конкретного человека, превращая общество в серую массу. Но делать это надо было как можно раньше, для чего существовала масса способов.

Однако, вернёмся к кораблю. Помимо информационной бомбы под справедливое общество, на «Уотерфолле» находился почти не протестированный двигатель, позволяющий перемещаться между мирами. Семианцы хотели уйти в другой мир, сделав там всё так, как они хотели. И даже взять реванш у фохианцев в будущем.

Но этому плану не суждено было сбыться. Благодаря высокотехнологичному оборудованию удалось обнаружить точку старта «Уотерфолла» и рассчитать его маршрут по подпространству вплоть до конкретного мира. Управление По Безопасности Фохиана (далее – УПБФ) среагировало оперативно и направило по следам беглых политиков павшего режима Научный Оперативный Отряд «Сигма». В прошлом подобные отряды состояли из учёных и специально обученной роты солдат, призванных защищать исследователей от враждебных условий. Но время шло, и эта структура смазалась и приняла взаимопроникающие формы. Учёные научились стоять за себя, и очень неплохо, а солдаты – собирать данные в полевых условиях. Обсуждаемый НОО в этом плане шагнул дальше всех, а потому был самым универсальным.

Капитан, потирая переносицу, зашёл на мостик космического корабля. Его взгляду открылся пилот, пьющий прямо из носика кувшина. Пилот, которого звали Марк, оторвался от питья.
– Дравия желаю, Слава. Козырять не буду.

Капитан Вячеслав Миров хмыкнул, улыбнувшись.

– Не претендую. Как и что у нас?

– Полный порядок, идём заданным курсом с ровной скоростью, – Марк снова приложился к графину и отпил пару глотков. – Как паровоз по рельсам. Чучух-чучух, – пилот улыбнулся, допивая весь литр, который был в графине. – Слушай, почему с нами не послали побольше людей? Мне-то пофиг, хоть один против ста выйду, но вот белужий вой Клима слышно даже здесь.

Капитан улыбнулся. Да, старший лейтенант Клим Зубков был, мягко сказать, в шоке, когда ему оставили тридцать человек разведчиков из его закалённой в боях сотни и таким малым числом отправили в другой мир. Честно сказать, от самого факта существования иных пространств весь военный комитет морщился, как от зубной боли. И их можно было понять! Ещё не утихла шумиха вокруг радикального решения семианско-фохианского конфликта (и ещё десятков других на внутренней кухне семианской части космоса) когда учёные из научного комитета подложили свинью, доказав свою гипотезу и собрав двигатель для путешествия между слоями реальности. В Общефохианском Совете стоял такой хай, что… в общем, кошмар.

– Научники предполагают, что там, – капитан неопределённо ткнул пальцем по ходу движения корабля, – есть разум, и пока не понятно, что это за разум, в Совете решили подстраховаться. Сто с лишним лбов – слишком заметно для поимки горстки беглых рецидивистов. В Совете боятся за предстоящий контакт. Ну, и того, что мы в полном составе можем что-то наворотить.

Марк пожал плечами.

– Так попросили бы у безопасников какого-нибудь спецназера с винтовкой и консультанта, чтобы разъяснил непонятное, и было бы зашибись, – пилот из отряда «Сигма» существом был социальным, и за свои долгие вахты в рубке управления успевал придумать тучу тем для споров и эти самые споры прогнать в голове. Вплоть до малейшей детали и поправки на персоналии членов экипажа.

Капитан взял кружку и сделал ладонь лодочкой, расположив её под наклоном. Большая капля воды стекла с ладони и плюхнулась в кружку, заполнив её до краёв. Марк посмотрел на Вячеслава с завистью, так как сам не обладал такой способностью.

– А спецназеров и в нашей реальности маловато, – ответил капитан с какой-то язвительностью и выпил из кружки. – И ты не забывай, что именно мы наиболее приспособлены для таких или подобных ситуаций.

Марк рассмеялся.

– «Если вы обнаружили новую планету, отправьте туда «Сигму!» Через недельку они вернутся с обширной картотекой флоры и фауны, обнимаясь с новыми инопланетными друзьями и неся на щитах тушки инопланетных врагов!» – продекламировал пилот, приняв горделивую позу.

Капитан нахмурился, наливая Марку воду в кувшин, и перевёл тему:

– Я же у нас водный стихийник, так почему пить всё время хочется тебе?

– Хэзэ, вдруг ты мне свой сушняк передал? – хорошее настроение Марка было непрошибаемо.

Время в хорошей компании пролетает незаметно, так что капитан и пилот слегка удивились, когда электронный голос из динамиков оповестил их о конце манёвра. Марк тут же оказался в кресле пилота.

– Ну что, рванули? – спросил он, театральным жестом воздев руки над панелью управления.

– Куда? – Вячеслав сел в своё кресло слева от пилота. – Согласно уставу, Алек должен быть здесь.

– Ну ты и скучный, командир, – притворно-обиженным голосом ответил Марк, убирая руки. Затем он активировал внутреннюю связь и объявил на весь корабль: – Для тех, кто ещё не понял, расфасуйтесь по своим местам, согласно букве устава, а то при переходе в другой мир корабль развалится.

Бесшумно открылась дверь, и на мостике появился главный техник Алек.

– Здравствуй, где ты пропадал? – Вячеслав пожал руку главтеху, привстав с места.

– Уснулось что-то, – Алек зевнул, прикрыв рот ладонью, и занял своё место. – Что я пропустил, кроме манёвра?

– Ничего. А теперь, если позволите… – Марк опять простёр руки над кнопками, посмотрев налево и направо, вопросительно изогнув бровь.

– Запускай уже, – капитан пристегнулся.

Алек так же предпочёл пристегнуться, а вот Марк этим пренебрёг, начав вбивать команду бортовому компьютеру. Закончив с этим, он удобно расположился в кресле и закрыл глаза, изобразив сон. Для подобной ему энергичной личности минута автоматической перепроверки всех систем корабля длилась очень уж долго.

На мостик вкатился робот-официант из кают-компании и быстро-быстро убрал кувшин и его окружение в специальный ящичек под столом. Закончив с этим, робот покатался по мостику и уехал, не найдя для себя работы.

– Работяга, – пробурчал Марк, не открывая глаз.

Алек не обратил на это внимания, со спокойным выражением лица рассматривая картинки на экранах. Вячеслав разделял спокойствие Марка. Опасаться надо не прыжка и не подпространства, и даже не выхода оттуда, а того, что может быть найдено на планете. До этого момента отряд имел дело только с различными животными. Хотя да, было пару раз, когда руководство отправляло отряд на почти неизведанные планеты, по душу очередного «освободительного движения». Подобные рывки обуславливались тлеющей ненавистью к… кхм, когда как. Иногда – к соседней системе, где чай размешивают не в ту сторону, а иногда к «гнусным» захватчикам. Впрочем, подобное быстро сошло на нет, так как плюсы, даваемые более высокоразвитой цивилизацией, были весомее, чем угасающая вера в навязанные идеалы.

Когда Вячеслав вынырнул из своих мыслей, корабль уже находился в подпространстве. Смотреть на экраны, имитирующие иллюминаторы, не хотелось, всё равно подпространство не слишком отличалось от космоса. Капитан, снова погружающийся в собственные мысли, вернулся в реальность, услышав монотонный бубнёж Алека, докладывающего в штаб об успешном начале прыжка через подпространство.

– А теперь нам остаётся только надеяться на то, что семианцы просчитали координаты точки входа, – Марк откинулся в кресле, соединив руки в замок на затылке.

Алек выразительно постучал себя по лбу.

– Дурак? Рули давай!

– Хорошо-хорошо. Мне просто интересно.

– Бегущие из нашего мира семианцы, может, и не просчитали, но у них таки получилось попасть пальцем в небо, – Вячеслав движением руки отправил голограмму из своего браслета-компьютера к Марку и Алеку.

Пилот поморщился и освободил небольшой экран по центру своего рабочего места.

– Выведи инфу сюда, не видно же ничего.

Экран осветился схемой звёздной системы другого мира.

– Смешно, – заметил Алек, указав на траекторию естественного спутника. – Лети они прямо сейчас, врезались бы аккурат в местный Нол. И откуда информация о траектории их полёта?

– От безопасников, – капитан вздохнул, прочертив пальцем вторую траекторию по карте. – А мы не врежемся, потому что располагаем данными, которыми нас затарили по самое не могу. Так, ладно. Марк, поручи ИИ разработать манёвр выхода на орбиту.

Пилот угукнул и углубился в постановку задачи для бортового компьютера.

Выйдя из подпространства, в другой мир корабль полетел мимо планеты. Пройдя половину пути, он затормозил, оставаясь на орбите планеты и гася импульс.

– Всё, – Марк картинно отряхнул руки. – Погнали вниз, а то я весь день мечтаю о хорошей драке.

– Не сглазь, – посоветовали Вячеслав и Алек, разглядывающие изображение, получаемое с исследовательских спутников.

– Вот только драки в неизвестном мире мне и не хватало, – добавил капитан.

Голограмма изображала трёхмерную модель геоида, составленную по показаниям спутников. Моря, океаны, озёра, реки, горы и так далее. Ничем не отличается от нескольких десятков обитаемых планет из родной реальности. Так, а вот и признаки цивилизации – несколько примитивных фортификационных сооружений. Местные, очевидно, находятся ещё в так называемых «Тёмных веках». Воспоминания об истории колыбели цивилизации были задвинуты, когда капитан периферическим зрением уловил знакомые контуры. Взяв чуть западнее по электронной карте, он увидел потрёпанный космический корабль. Маркировка стёрлась, но фирменный угловатый стиль построения, характерный для семианских инженеров Вячеслав узнал.

Изображение моментально оказалось на главном экране.

– Вот наша цель, – капитан указал пальцем на корабль. – Алек, позови остальных. Пойдём в кают-компанию, нам нужен план.

Выйдя с мостика, все расселись на свои места. Здесь заканчивалась территория Марка, и начинались владения Вячеслава, так что капитан сел во главе стола. Помнится, когда его только назначили на эту должность, он чувствовал себя слегка неуютно на этом месте.

– Смущает то, что рядом город, – высказался Стриж, или младший лейтенант Владислав Растяпкин. Он и был командиром оставшегося взвода.

– Смущает его, – мрачно хмыкнул Клим. – Они точно укрылись на корабле, а местные наверняка настолько суеверны, что даже не подходят туда.

– Стоп! – Алек вытянул перед собой раскрытую ладонь. – Давайте просто посмотрим записи со спутников и определим, где они засели.

– О, самое оно. Посмотрим, что спутники записали, – договорив, капитан привлёк внимание робота-официанта и заказал чайку.

Минут пять офицеры, попивая чай, смотрели голографические записи с биосканеров на спутниках. Тут надо заметить, что картинка с биосканера не похожа на картинку с фотоаппаратуры и напоминает зелёную размазню разной степени яркости и оттенков. К счастью, благодаря ИИ можно наложить это на карту и более-менее догадаться, где и что.

Узнав местоположение целей, офицеры принялись за оформление плана захвата. Задачу сильно облегчало вооружение. Точнее, по факту оружие не оружие, а средство для сбора живых образцов на исследуемых планетах, переработанное в средство задержания во время семианской войны. Единственным его недостатком была невозможность создать по тому же принципу гранаты, оружие ближнего боя или орудия, подходящие для космических кораблей или артиллерии. С другой стороны, это и не требовалось спецназу и Научным Оперативным Отрядам, вроде «Сигмы».

Ближе к полуночи пошёл жуткий ливень. Из-за его шума не было слышно почти ничего – вода словно бы глотала звуки. Свинцовые тучи перекрыли свет от Луны и звёзд, и в эту ночь ни одному жителю города не пришла бы в голову идея выйти на улицу.

– Действуем быстро, дождь продержится недолго, – инструктировал Вячеслав, сидя в десантном отсеке челнока.

– А они точно не выскочат из замка? – спросил Стриж за нескольких из своих. И да, Клим ошибся в своих предположениях – цели находились в замке.

– В такую погоду хороший хозяин собаку из дома не выпустит, – ответил Вячеслав.

Перед операцией местоположение семианцев перепроверили ещё раз, для верности.

– Прилетели! – крикнул Марк. – Не простудиться вам!

Самый ловкий из разведчиков открыл дверцу десантного отсека, затем, балансируя на подножке, открыл и окно, напротив которого завис челнок. Группа захвата по одному проникла в помещение. Последний вошедший закрыл окно. Фонарей на карабинах никто не включал, вместо этого каждый перед операцией принял таблетку ночного зрения, на деле – концентрированный витамин «А» с сахаром.

Состав группы был очевиден – десяток лучших людей Стрижа и Вячеслав. Алек был нужен на орбите, как человек, способный работать с аппаратурой. Клим же не обладал нужной специализацией, ну а Марк… как всегда, он был извозчиком.

Группа двигалась по неуютным каменным коридорам, и некоторые удивлялись, как можно было тут жить. Встреча с первым стражником не была неожиданной. Он храпел со страшной силой, и от него разило чесноком. Группа проскользнула мимо, используя плюсы мягких и гибких подошв уставных ботинок. Едва не поседев, они таки добрались до нужного коридора. К сожалению, стражник, стоящий здесь на посту, не спал и упорно таращился в пространство перед собой. Разведчик по фамилии Петров, идущий впереди, выскочил из-за угла и нажал на спусковой крючок. Страж исчез вместе с тяжёлым доспехом, алебардой и факелом в руке.

Разведчик махнул своим и пошёл вперёд. Группа разбилась на шесть частей, готовясь вломиться в шесть комнат. Была дана отмашка и пять дверей послушно открылись, но шестая пошла туго, вдобавок что-то шумно загремело по полу. В следующую секунду Вячеслава и сержанта Зайцева снесло узконаправленным потоком ветра, а дверь открылась в другую сторону. Многострадальный таз вылетел из комнаты с едва ли не большей скоростью, чем двое людей, и обязательно врезался бы в них, если бы не Зайцев, вовремя махнувший рукой. Повинуясь вектору движения, заданному магическим вмешательством, неопознанный летающий таз влетел назад в комнату.

Человек, выскочивший оттуда в одной пижаме, увернулся от таза и направил лучевой пистолет на разведчика и офицера. Те среагировали не менее молниеносно, откатившись в разные стороны. Луч лазера ударил в камень, заставив его потрескаться. По воле вскочившего на ноги капитана прямо из пола вырос ледяной кристалл, вырвавший лучевой пистолет из руки противника и впечатавший его в потолок. Точку в короткой стычке поставил Зайцев, выстреливший из лежачего положения. Бывший военный (или начальник службы безопасности?) исчез.

Остальные разведчики не теряли времени зря, отправив остальных семианцев в карманные хранилища для биоматериалов.

– Отходим, – скомандовал капитан, закашлявшись. Зажав кнопки ларингофона, он приказал: – Марк, эвакуация. Третий этаж, комнаты наших клиентов.

В отдалении послышалось эхо гремящих шагов. Окно в комнате спешно вынесли ударом приклада. Разведчики по очереди преодолевали небольшой зазор между карнизом и подножкой челнока. Какими бы оперативными фохианцы ни были, но эвакуироваться все они не успели. Когда в проёме комнаты появились стражники, внутри ещё оставались Вячеслав и Петров. Вот последний-то и подошёл к вопросу творчески. Схватив кристалл для биологического материала, он махнул им, освобождая ранее пленённого стражника. Получилось, как в боулинге – все «кегли» лежат после первого броска. Пока стража приходила в себя, Петров запрыгнул в отчаливающий челнок вслед за капитаном. Разведчик закрыл люк, сел на своё место. Отдышался.

– Надо сказать военным, чтоб снаряжали нас нелетальными гранатами на такие миссии, – сказал Стриж, через минуту полёта.

– Правильная мысль, – подтвердил капитан, включая микрофон рации. – Но это потом. Сейчас я бы хотел вас поздравить с выполненной миссией. Гип-гип!

– Ура! – грянул весь отряд, включая оставшихся на орбите, но слушавших эфир.

проголосуйте за нее
Вверх
60 пользователей проголосовало.
Проголосуйте за понравившуюся работу