Перевод отрывка рассказа О' Генри "Дары Волхвов"

Автор работы

Виктория
Ермолаева
16 лет
Номинация: 
Художественные переводы с французского, английского, немецкого и татарского языков на русский язык

Джим с любопытством осмотрел комнату.
„Ты говоришь,что твоих волос больше нет?”—спросил он,а в воздухе парила атмосфера непонимания абсурда происходящего. „Тебе не нужно смотреть на них“—сказала Делла.„Они проданы,говорю тебе,проданы и их нет. Это Рождественский сочельник, мой мальчик.Не злись на меня,ведь всё это было сделано ради тебя. Возможно, мои волосы были сокровищем”,—она продолжила с неожиданной серьёзной кроткостью, „Но никто никогда не сможет оценить мою любовь к тебе. Может пожарить котлеты, Джим?“
Выйдя из замешательства, Джим, казалось, быстро опомнился. Он обнял свою Деллу. На десять секунд позвольте благоразумно рассмотреть какой-нибудь иной непоследовательный предмет с другой стороны.Восемь долларов в неделю или миллион в год – в чём различие? Математик или здравый смысл дадут вам неверный ответ.Волхвы же преподнесли ценные подарки,но они были не среди них. Это непонятное утверждение прояснится позднее.
Джим достал свёрток из своего пальто и бросил на стол.
„Пойми меня правильно, Дел,—сказал он, „Я не думаю, что вещи,подобные прическе или стрижке могут заставить меня начать любить мою девочку меньше. Но если ты откроешь этот свёрток, то увидишь почему я оторопел в первые минуты.”
Бледные пальцы ловко разорвали ленту и обёртку. Затем восторженный вскрик радости, но.. ,увы! ...резкое женское сменилось истеричными воплями и слезами,что вызвало немедленное применение всех утешающих средств хозяина квартиры.
Перед ней лежали гребни, которыми Делла долгое время любовалась на витринах Бродвея. Красивые гребни из безупречного черепашего панциря с оправой из драгоценных камней – оттенка как раз подходящего к её красивым,уже подстриженным, волосам.Она знала, это были дорогие гребни, и её сердце попросту страстно сжалось и разрывалось от надежды обладания ими. А сейчас, когда они её -  кос, которые дожны быть украшены желанными украшениями, нет.
Она прижала их к груди, и в конце концов, со смутными глазами смогла улыбнуться и сказать: „Мои волосы растут так быстро,Джим!”
Потом Делла подпрыгнула как маленькая опаленная кошка и закричала: „Ой,ой!”
Джим ещё не видел своего красивого подарка. Она терпеливо, на открытой ладони, поднесла подарок ему. Тусклый драгоценный металл, казалось, отражался в её светлой и искренней душе.
„Разве это не прекрасно, Джим? Я обыскала весь город чтобы найти это. Теперь ты можешь смотреть время сто раз в день. Дай мне свои часы, я хочу посмотреть, как она смотрится на них.”
Вместо повиновения, Джим упал на диван, положил руки за голову и улыбнулся.
„Дел,”—начал он, „Давай отложим наши Рождественские подарки .Они слишком хороши,чтобы использовать их только по их прямому назначению. Я продал часы, чтобы получить деньги и купить тебе гребни. А теперь,пожалуй, самое время для котлет.”
Как вы знаете, волхвы были мудрыми людьми – удивительно мудрыми людьми, которые преподнесли подарок Ребёнку в колыбели.Они создали искусство дарить подарки на Рождество. Будучи мудрыми, их подарки, несомненно, были отражением их мудрости. И здесь я неубедительно рассказал вам ничем не примечательную историю двух глупых детей в квартире, незатейно пожертвовавших друг для друга свои самые замечательные сокровища. В защиту мудрецов наших дней следовало бы сказать, что из всех тех, которые дарили подарки – эти были самыми мудрыми. Из всех, кто дарил и получал подарки так, как они – самые мудрые. Всегда самые мудрые. Они и есть волхвы.

O. Henry

The Gift of the Magi

(Отрывок)

Jim looked about the room curiously.

     "You say your hair is gone?" he said, with an air almost of idiocy.

     "You needn't look for it," said Della. "It's sold, I tell you - sold and gone, too. It's Christmas Eve, boy. Be good to me, for it went for you. Maybe the hairs of my head were numbered," she went on with a sudden serious sweetness, "but nobody could ever count my love for you. Shall I put the chops on, Jim?"

     Out of his trance Jim seemed quickly to wake. He enfolded his Della. For ten seconds let us regard with discreet scrutiny some inconsequential object in the other direction. Eight dollars a week or a million a year - what is the difference? A mathematician or a wit would give you the wrong answer. The magi brought valuable gifts, but that was not among them. This dark assertion will be illuminated later on.

     Jim drew a package from his overcoat pocket and threw it upon the table.

     "Don't make any mistake, Dell," he said, "about me. I don't think there's anything in the way of a haircut or a shave or a shampoo that could make me like my girl any less. But if you'll unwrap that package you may see why you had me going a while at first."

     White fingers and nimble tore at the string and paper. And then an ecstatic scream of joy; and then, alas! a quick feminine change to hysterical tears and wails, necessitating the immediate employment of all the comforting powers of the lord of the flat.

     For there lay The Combs - the set of combs, side and back, that Della had worshipped for long in a Broadway window. Beautiful combs, pure tortoise-shell, with jewelled rims - just the shade to wear in the beautiful vanished hair. They were expensive combs, she knew, and her heart had simply craved and yearned over them without the least hope of possession. And now, they were hers, but the tresses that should have adorned the coveted adornments were gone.

     But she hugged them to her bosom, and at length she was able to look up with dim eyes and a smile and say: "My hair grows so fast, Jim!"

     And then Della leaped up like a little singed cat and cried, "Oh, oh!"

     Jim had not yet seen his beautiful present. She held it out to him eagerly upon her open palm. The dull precious metal seemed to lash with a reflection of her bright and ardent spirit.

     "Isn't it a dandy, Jim? I hunted all over town to find it. You'll have to look at the time a hundred times a day now. Give me your watch. I want to see how it looks on it."

     Instead of obeying, Jim tumbled down on the couch and put his hands under the back of his head and smiled.

     "Dell," said he, "let's put our Christmas presents away and keep 'em a while. They're too nice to use just at present. I sold the watch to get the money to buy your combs. And now suppose you put the chops on."

     The magi, as you know, were wise men - wonderfully wise men - who brought gifts to the Babe in the manger. They invented the art of giving Christmas presents. Being wise, their gifts were no doubt wise ones, possibly bearing the privilege of exchange in case of duplication. And here I have lamely related to you the uneventful chronicle of two foolish children in a flat who most unwisely sacrificed for each other the greatest treasures of their house. But in a last word to the wise of these days let it be said that of all who give gifts these two were the wisest. Of all who give and receive gifts, such as they are wisest. Everywhere they are wisest. They are the magi.

проголосуйте за нее
Вверх
11 пользователей проголосовало.
Проголосуйте за понравившуюся работу